Наши дела

За нашу гордость - наших предков. Акция 9 МАЯ 2012
День Победы - это праздник памяти и радости. Мы славили память наших предков и приобщали молодёжь нашими открытками интересоваться историей. Акция, занявшая чуть более трёх часов, прошла очень успешно... Подробнее

Книжная выставка в Киеве 10-13 ноября 2011г.
С 10 по 13 ноября в Киеве проходила 14-я международная книжная ярмарка. Это уже вторая выставка в этом году в Киеве, на которой издательство «Митраков» представляет публике уникальные книги русского учёного Н. Левашова.. Подробнее

Бигборд на ст. метро Олимпийская с 27.10.11 - 27.11.11
С 27 октября повесили наш плакат сроком на один месяц. Висит он на стене – в направлении метро Оболонь! Посередине перона. Все желающие могут воочию убедится или просто полюбоваться сами. Подробнее

Книжная выставка-ярмарка в Киеве 7-10 апреля 2011г.
В море интеллектуального обмана, захлестнувшем всю планету, недавно появились книги, несущие людям чётко и понятно сформулированную правду о законах природы, о зарождении жизни, о нас с вами и нашей. Подробнее

Бигборд на ст. метро Лесная
Усилия и средства одного человека сравнимы с маленькими речушками и ключами бьющими сами по себе, обособленно. Но если они решают объединить усилия и создать реку, то получается мощный стремительный поток сметающий Подробнее

Акция 9 мая. Мы помним великие победы! 2011г.
Уважаемые господа! Приглашаем Вас присоединится к проведения дня победы и великого праздника “9 мая” Подробнее

Родина-мать зовёт! Акция 9 мая 2010г.
Утром, 9 мая, по Крещатику к площади Независимости прошел парад военной техники времен Великой Отечественной. В марше приняли участие и ветераны, и молодежь, и дети, которые несли цветы и воздушные шары и портреты героев войны… Подробнее

Прошлое, Русская культура

Славяне и немцы

Некоторые учёные считают славян пранародом Европы, т. к. многие названия селений, гор, рек и пр. по всему европейскому континенту только в славянском языке открывают своё значение. Многие европейские народы поросли и плотью, и землями, и культурой славян, в особенности их соседи – от Балтики до Средиземного моря.

Илья ТЁРОХ
Славяне и немцы

Эта статья, автором которой является известный мифолог Илья Иванович Тёрох, любезно предоставлена редакции журнала «Свободное слово Карпатской Руси» вдовой автора – Иоанной Владимировной Тёрох. Статья написана во время Второй мировой войны. – Ред. «ЗРД».

Некоторые учёные считают славян пранародом Европы, т. к. многие названия селений, гор, рек и пр. по всему европейскому континенту только в славянском языке открывают своё значение. Многие европейские народы поросли и плотью, и землями, и культурой славян, в особенности их соседи – от Балтики до Средиземного моря.

Когда немцы, одетые в звериные шкуры, со звериными рогами на головах (для устрашения своих жертв),занимавшиеся звероловством и грабежом, встретились с западными славянами, то у славян были уже серп, плуг, ткацкий станок. Славяне в то время уже занимались хлебопашеством, скотоводством и торговлей, знали почти все домашние ремёсла, плавили металлы и обладали возвышенной религией, которая запрещала насилие, убийство и грабёж – были уже культурным народом. Мирные и трудолюбивые, они делались лёгкой добычей немецких банд (графов, баронов, князей и епископов) по причине вечных споров и несогласий между собою. Покорённые немцами, они или совершенно истреблялись или мало-помалу денационализировались и исчезали. Когда же славяне забывали о спорах и единились, они ураганом проходили немецкие земли, мстя за обиды, и в одно время вырезали всё немецкое духовенство, при помощи которого немецкие разбойные рыцари под видом насаждения среди них христианства (притворяясь носителями креста – крестоносцами), губили их огнём и мечом.· Но славяне постоянно ссорились и призывали немцев друг против друга точно так же, как на Руси в удельный период князья призывали друг против друга диких кочевников.

Немцы охотно помогали славянам истреблять друг друга, а потом брали за чуб и победителя, и побеждённого. Чтобы скорее покончить со славянами, немцы в одно время пригласили (маркграф Герон в 940 г.) к себе в гости под предлогом заключения вечного мира тридцать шесть славянских князей и тут же, на пиру, всех их закололи и сейчас же отправились грабить их земли. А остроготский король Винитар, захватив в плен князя славянского племени антов Боже с детьми и 70 боярами, всех их распял. ( Анты – древние предки племён хорватов, тиверцев и уличей, т. е. нынешних русских в восточной Галичине. Ант – древне-немецкое слово и значит – великан. Древние греки называли антов – Великая Скуфь.)

Приглашенные в 1308 г. польским королем для защиты славянского города Гданска (Данцинга) против маркграфа Бранденбургского немецкие рыцари-меченосцы, пользуясь доверием города, вместо защиты его коварно и злодейски вырезали ночью спящий польский гарнизон и почти всё беззащитное славянское его население. Вместо славян в готовые дома и хозяйства поселили немецкую голь. Так бесследно исчезли в Прибалтике стодаряне, гломачи, мильчане, гипревяне (жившие на том месте, где ныне Берлин), багры, бодричи, радары, оботриды, лютичи (основатели Ганзы) и другие высококультурные славянские племена, жившие на славянских реках Одре и Лабе у Балтийского моря, а их земли стали добычей немецких разбойных князей. На этих землях, на готовых хозяйствах только что вырезанных славян поселялись тянувшиеся всегда за разбойными тевтонскими бандами (со всем своим скарбом на тележках, запряженных собаками) немецкие семейства – голь и нищета, которые сразу становились богатыми хозяевами и, конечно, данниками завоевавшего область немецкого графа, барона, князя или епископа.

Громадная часть нынешней Германии достроена на землях и костях зверки убиенных немцами славян. История ничему не научила славян. И ныне происходит точь-в-точь то же самое, что и тысяча лет тому назад происходило у балтийских славян между их городами Винетой, Ретрой, Арконой и др., спорившими из-за славы и первенства. Давным-давно и след простыл славян и по Винете, и по Ретре, и по Арконе, и о существовании в прошлом этих больших и богатых славянских городов ныне из славян мало кто знает. И след простыл от некогда населявших эти города и земли вокруг них славянских племён. Всех их немцы перебили поголовно. О существовании этих славянских племён, ныне знают только учёные-историки. И если сумасшествие славян будет продолжаться, то скоро не будет ни Киева, ни Москвы, ни Загреба, ни Белграда, а будет вместо них Кнехтсгеим, Москенбург, опять Аграм, Вейсбург и т. п., как уже существуют: Бранденбург из Бранибора, Мерзенбург из Межибора, Кёнигсберг из Крулевца, Позен из Познани, Данцинг из Гданска, Терглав из Триглава, Бейтен из Будзишина, Бамберг из Яромира, Вустрен из Острова, Шкейтбар из Святобора, Кольберг из Колобрега и т. п.

Из-за славянских внутренних раздоров немцы продвинулись далеко на восток, даже до границ Руси, захватив и часть русских земель с русским народом: Закарпатскую Русь вместе с Венгрией, Восточную Галичииу с частью Польши и Буковину. На протяжении всей русской истории немцы несколько раз встречались на поле брани с русскими и каждый раз бывали биты. Видя, что им никогда не победить русского гиганта, который мешает немецкому движению на Восток, немцы решили употребить и здесь старый, испытанный метод: «дивиде эт импера» (разделяй и властвуй) и начали насаждать в русском народе национальный и политический белорусский и малорусский (украинский) сепаратизмы в то время, когда сама Германия объединилась и национально, и политически и не думает разделяться на саксонцев, баварцев, пруссов, швабов и т. п., хотя эти племена в этнографическом и языковом отношениях куда больше разнятся между собою, чем русские люди севера, запада или юга России. Не будь у немцев общего литературного языка, которому все они обязаны учиться, они с большим трудом понимали бы друг друга.
Нужно подчеркнуть, что во всех этих антирусских и антиславянских махинациях, в особенности с насаждением «украинского» сепаратизма, преусердно помогали немцам имевшие до Первой мировой войны во всей Галичине полную власть поляки. Если бы эти по крови славяне не содействовали немцам (австрийским) в этом отношении, то вряд ли украинский вопрос проявился бы в столь острых формах.

Готовясь сорок лет к окончательному разгрому славянства – к войне с Россией как представительницей и защитницей его, немцы Германии и Австрии израсходовали миллионы на украинскую пропаганду среди русских; и она отчасти принесла плоды, особенно в пределах Галичины и Буковины, где они воспитали целое поколение янычар, фанатически ненавидящих всё своё, родное, русское, а особенно – русский литературный язык, который стали нарочно называть не «русским», а «российским».

Введя у себя, в Германии и Австрии, обязательное обучение немецкому литературному языку не только для всех немецких племен, но и для славян, немцы в то же время заставляли русских в Галичине и Буковине учиться на «рiднiй мовi», т.е. на искаженном местном галицко-русском наречии. Эту «рiдну мову» стали называть украинской; и всех, кто пытался учиться частным образом русскому литературному языку, жестоко преследовали. За самую невинную русскую книгу из России преследовали на каждом шагу. Если у крестьянина находили русскую книгу, её отнимали жандармы, а владельцу её угрожали расправой как за государственную измену.

Эту «рiдну мову», т. е. галицко-русское наречие, которое, кстати сказать, и терминологически, и грамматически очень близко учёному русскому литературному языку, галицкие «украинцы» стали в угоду немцам уродливо перековывать, чтобы уйти возможно дальше от «московского» языка. Не только переделывали существующие, но и выковывали новые, никому, кроме ковачей, непонятные слова, чтобы таким образом доказать, что «украинский язык» не имеет ничего общего с «московским». В выковке новых слов докатились до того, что более трезвые галичане-«украинцы» стали вопить: «Говорiт по-людски и пишiт по-людски, а то i самi себе не розумеiм i нiхто нас не розумiе». Введённое в 1893 г. насильственно австрийцами в галицко-русские школы новое, так называемое фонетическое правописание, несмотря на протесты населения, галицкие «украинцы» меняли несколько раз, и до сих пор оно не урегулировано окончательно, а «украинский язык» в Галичине очутился в таком хаотическом состоянии, что никогда, кажется, не будет упорядочен. Сколько «украинских» писателей, столько и языков, и грамматик. Одни пишут «в серцю, очи», другие – «у серци, вочи», третьи – «у серцi, вочi», четвертые – «у серцевi, вiчi» и т. п.

Примеров новоизобретённых слов с целью устранения общерусских слов приводить не стоит, но интересно всё же для неразбирающихся в этом вопросе знать, как делается «украiнська мова» с помощью перековки. В Галичине народ говорит: «борьба», «чудный», «власть» и т.п. Т. к. русский литературный язык употребляет те же слова, то галицкие «украинцы», не успев изобрести новых, переделывают их в: «боротьба», «чудовий», «влада» (по-польски «владза», по-чешски – «влада»). Нынешний «литературный украинский язык» – язык, на котором никто не говорит и не будет говорить.

Все же на наших глазах совершается порожденная немцами для разгрома единого русского народа, а с ним и всего славянства, величайшая историческая ложь: создание из части русского народа нового народа-янычар и нового государства Украины-Янычарии для уничтожения своего собственного народа и своего собственного государства в пользу вековечного врага славян – немцев.

Кроме других адских способов, немцы ввели в галицких и буковинских школах учебники, дышащие ненавистью к Руси и, исказив русскую историю, преподнесли воспитываемому ими поколению янычар новую историю – историю никогда не существовавшего «украинского народа», назвав «украинцами» (что особенно уродливо) и русское население Галичины и Буковины (потомков тиверцев и уличей), которое никогда не видело украинцев (потомков полян), в настоящей Украине.

Термином «Украина» поляки называли земли, находящиеся на правом и левом берегах среднего и нижнего Днепра, и этот термин имеет исключительно территориальное значение. Народ, живущий на этих землях, и поляки называли не иначе, как русским, а сам народ этих земель испокон веков называл себя русским. Нужно отметить, что ни Галичина, ни Буковина на протяжении всей их истории никем и никогда «Украиною» не именовались. В старину они были «русскими землями» – Червоной Русью. Термин «Украина», как уже было сказано, применялся старой Польшей только к землям, лежащим на крайних концах (украинах) старого польского государства. Население Галичины и Буковины издревле именовало себя русским или русинами. «Русин» употребляется только как существительное; прилагательное от него – русский. Термин «русин», по латынски ruten, в 1850-х годах минувшего столетия поляки с немцами пытались ввести в Галичине и Буковине с сепаратистическими целями как официальное название народа. Но, убедившись, что «русин» или «рутен» значит то же, что и «русский», они бросили его и ухватились за термин «украинець», который милостями, хитростью, подкупами, процессами о государственной измене, тюрьмами и другими насилиями удалось привить части русского населения в Галичине и Буковине.

И нужно признать, что они сделали это мастерски. Не читавшие никогда беспристрастно написанной истории Руси и напичканные немецкой ложью из составленной для них по немецкой указке платным немецким агентом М. Грушевским истории Украины, в которой говорится, что княгиня Ольга, князь Святослав, князь Владимир и др., были украинцами и княжили над украинским народом, и что только впоследствии «москали» поработили Украину и неслыханно преследовали украинский народ, – эти галицкие «украинцы» до того глупы и фанатики, что с ними абсолютно невозможно спокойно разговаривать об украинском вопросе. Они лезут в драку или, когда уж очень их убеждают, что они в заблуждении, закрывают уши и с криком «Слава Украине!», убегают. Нужно подчеркнуть, что так поступают только непосредственные воспитанники немцев – галицкие «украинцы», которые главным образом и борются за независимую Украину в Галичине, в Соединенных Штатах и Канаде. Русские люди – настоящие украинцы – здесь, в эмиграции, так и считают себя русскими, имеют свои русские организации и в Галицкие – «украинские» – организации за малым исключением не вступают. Из настоящих русских украинцев находятся в галицких организациях большей частью интеллигенты ради материальных выгод. Огиенки, Григорьевы, Розвадовские и им подобные ещё до Первой мировой войны, будучи на государственной службе, работали по губернским городам южной России в клубах и других «невинных» организациях, содержавшихся на австрийские и немецкие деньги. Эти клубы и были рассадниками мазепинства в России во времена действий униатского митрополита графа Шептицкого.

К чести русских галичан и буковинцев нужно подчеркнуть, что не все они пошли на измену Руси. Немцам удалось привить украинский сепаратизм в Галичине и Буковине только более или менее половине русского населения. Другая половина этого населения, самая сознательная и просвещенная, осталась верной идее единства русского народа и до сих пор (они называют себя здесь, в Америке, карпатороссами), несмотря на неслыханные преследования и террор и вопреки массовым виселицам, расстрелам, истязаниям, тюрьмам и мучениям по Терезинам и Талергофам (концлагеря) – этим настоящим голгофам галицко-русского народа во время Первой мировой войны. Эти, не давшие сбить себя с толку немцами, галичане и буковинцы и дальше считают и называют себя русскими, пользуются общим русским литературным языком и воспитывают своё молодое поколение и дальше в духе народного и культурного единства всего русского народа, издавая на русском литературном языке газеты, журналы и книги.

Несмотря на этот, поистине диавольский замысел разделения русского народа для постепенного покорения его, мы верим, что этот замысел, как и многие другие немецкие эксперименты над славянами, не осуществится и что единый русский народ, крепко сплотившись и объединив вокруг себя всё славянство, даст немцам такой отпор, что они не будут больше в состоянии мутить русскую и вообще славянскую воду.

По причине этой проклятой славянской черты – вечных ссор, споров, раздоров и несогласий между собою – австрийские немецкие графы-грабители (от немецкого graben) покоряли славянские племена одно за другим и столетия царствовали над ними, натравляя одних славян против других в «Австро-Венгерской тюрьме народов». От разбойного тевтонского кулака погибли миллионы славян, но об их существовании в прошлом свидетельствуют по всей северной и восточной Германии, бывшей Славии, и по бывшим австрийским провинциям бесчисленные славянские названия фамилий, местностей, рек, гор и множество славянских слов, которыми кишит немецкий язык.

Всю свою первоначальную культуру немцы получили от славян. Они учились у них земледелию, скотоводству, торговле, ремёслам. От смеси со славянской кровью дикие тевтоны (из которых Карл Великий никак не мог составить церковного хора, потому что те «рычали, как быки», и должен был выписать певцов из Рима) получили поэтические, музыкальные и другие дарования, которые у коренных швабов совершенно отсутствуют. Они заимствовали также много из древне-славянской религии. Вотан или Один из славянского Один (имя Световида-Сварога), Валькирии (славянские Вилы), Белдар славянский Белобог, Фрея (славянская Прия) и т.д. и многие праздничные дохристианские славянские обряды, которые так теперь поощряются немецкими националистами-фанатиками как «древне-немецкие». В Швабии в день Св. Вита (Световида) жгут костры, над рекой Мозелем чествуют Иванов День (Купала) и т. д.

Этим перенятым от славян божествам немцы присвоили жестокие свойства, присущие им самим. Даже и пресловутую свастику они заимствовали от славян, у которых она называлась Перунов Крест. Этот крест славяне в праздник Перуна клали на каждое оконное стекло изб и других строений. Он делался из соломы, и чтобы мог держаться на стекле, все четыре концы его загибались к рамам окошка, отчего и получалась свастика, встречавшаяся и у других древних народов. Это делается в некоторых местностях русской Галичины на Иордан. Свастика служит узором в народных галицко-русских вышивках, и некоторые вышивки, а также узоры на крашанках (писанках) состоят из одних свастик (перуновых крестов).

Немцы считают себя носителями культуры – культуртрегерами, а славян навозом для этой «культуры» только потому, что славяне не способны грабить и убивать, как они. Тигры по природе, убивающие всё, что вокруг них зашевелится и неспособно защищаться, отрицающие всякий альтруизм и христианскую любовь к ближнему, – немцы смотрят с пренебрежением на всякого, кто им неподобен. У них и болезненная спесивость, они – сверхлюди. Чтобы немец не сделал, все это сверхчеловеческое. Все другие народы – низшие расы и должны служить им, немцам. Только они могут управлять миром. Ограбление или избиение слабых они также называют «культуртрегерством». Всякую пакость, какую бы они ни сделали, оправдывают своим проклятым «культуртрегерством». Грабили и убивали в прошлом; и грабят, и убивают и ныне главным образом слабых и беззащитных. Припомним только, как они полезли на Русь в 1242 г., добивать её после того, как она лежала почти мёртвая, обескровленная два года назад татарами; как они захватили и тут же ограбили оставленные всеми, беспомощные Австрию и Чехословакию; как они, не будучи в состоянии выиграть в открытом бою, притворяясь друзьями, приглашали к себе противников в гости и тут же их резали; как они ломали клятвенные обещания и срывали договоры, называя их «клочками бумаги» и т.д. Все это по-тевтонскому пониманию – «культуртрегерство».

Но иначе на это смотрят другие, действительно культурные народы. Они говорят:

«Нечего немцам кичиться. Никакой особенной сверхчеловеческой культуры немцы не создали, а, напротив, сами набирались культуры у других, особенно у славян. Даже сонаты, симфонии, концерты и другие музыкальные сочинения немецких композиторов изобилуют темами и мотивами (т. к. своих мало и они бедны) народных песен других, в особенности славянских народов. Даже для своего пресловутого гимна «Deutschland ueber Alles» немцы пользуются музыкой славянина Гайдна».

Немцы в сравнении с русскими и в литературе, и в музыке стояли ниже в прошлом и стоят ниже и ныне. Не пускаясь в подробности, надо сказать, что немцы не имеют такого письменного памятника как «Русская Правда», а в то долгое время, когда они употребляли исключительно латинский язык в литературе, о немецких художественных светских сочинениях и помину не было. Русь же была полна произведений, подобных недостижимой поэме «Слово о Полку Игореве». Ни один из немецких композиторов, не исключая и Вагнера, не может сравниться с русским исполином Чайковским. Не будь славянской крови Лиcта, не был бы и распропагандированный им его зять Вагнер – великим. Звезда его, впрочем, как и можно было ожидать, уже на закате, и имя его со временем будет упоминаться только в истории музыки, тогда как бессмертный Чайковский будет восхищать мир вовеки наравне со славянами Моцартом и Гайдном. Среди великих «немецких» людей (поэтов, писателей, музыкантов, философов и т.п.) вы найдёте множество евреев и прямых потомков славян (напр., Ницше – поляк, Шопенгауэр – еврей). Даже в военном ремесле, которым немцы, обоготворяя силу и убийство, профессионально занимаются от веков, высшего таланта не заявили, т. к. их били и славяне, и почти все народы, к горлам которых они подбирались.

Эти горькие слова правды относятся, конечно, не ко всем немецким племенам, соединенным в нынешней Германии. Не все они хищны. Поэтому крайняя пора для мирных немцев, оставив пропаганду разделения славян и единого русского народа, им самим немедленно отделиться от хищников, зажить мирно с соседями и таким образом спасти немецкую расу от неминуемой гибели.

«СВОБОДНОЕ СЛОВО КАРПАТСКОЙ РУСИ»
№7-12, 1963 г.

Вместо комментария

«…СПАСТИ НЕМЕЦКУЮ РАСУ ОТ НЕМИНУЕМОЙ ГИБЕЛИ»

Такими словами заканчивается статья «Славяне и немцы» Ильи Ивановича Тёроха (1880-1942; публиковался также как Терох, Терех, Цьорох), который был широко известным в эмигрантской среде «русской Галиции» специалистом по славянской мифологии, композитором, общественным деятелем. Однако в СССР-России он никогда не издавался, советские учёные-лингвисты и историки его не цитировали и не учитывали в своих исследованиях. Впервые отрывок из его капитального труда «Карпаты и Славяне. Предание» был опубликован в газете «За Русское Дело» (№6/29, 1995; №8/31, 1995; №6/38, 1996). Книга попала нам в редакцию в очень плохом состоянии, без обложки и цельного титульного листа, с рассыпающимися страницами. Мало того, десятки листов просто отсутствовали. Можно было с трудом прочесть «Издание … ревнителей». В тексте был сохранён «ять», но книга была издана явно после 1918 г. и не в СССР.

Книгу «дал почитать» нам пожелавший остаться неизвестным читатель газеты, проживающий в С.-Петербурге. С его разрешения мы сделали ксерокопию книги и в течение четырнадцати лет напрасно пытались отыскать хороший экземпляр в архивах и библиотеках России с целью её изучения и переиздания.

Без титульного листа и без выходных данных невозможно было определить и фамилию автора книги. Где-то в середине её мы нашли подпись «Иоанна Тёрох». Мы подумали, что автор – женщина – и поставили под опубликованными отрывками её фамилию.

Помощь пришла издалека. В 2009 г. наша читательница в США, Наташа, прислала в редакцию титульный лист книги и ксерокопии недостающих страниц, за что мы ей искренне благодарны. На титульном листе значилось: «Издание «Ревнители русской старины», Нью-Йорк, 1941».

Оказалось, что Иоанна Тёрох – жена Ильи Ивановича Тёроха, настоящего автора книги «Карпаты и Славяне. Предание», а она, будучи тоже специалистом по древнейшей русской истории, комментировала фрагмент книги.

В настоящее время мы готовим переиздание книги «Карпаты и Славяне. Предание» и обращаемся к читателям и сторонникам нашей газеты с просьбой помочь нам материально в этом святом деле.

…Статья И.И. Тёроха «Славяне и немцы» была написана в 1942 г., немцы уже зверствовали в СССР, и в связи с этим читатель может подумать, что автор, горячо любящий Русь-Россию, волей-неволей предвзято к ним относится. Тем не менее всё изложенное в статье – совершеннейшая правда: далеко не всегда побеждая русичей в открытом вооружённом столкновении, немцы на протяжении многих веков не прекращали нам, русским, гадить тихо, подленько используя против нас тактику «ползучей интервенции». Это когда впереди идёт не вооружённая армия, а под знамёнами христианства сначала запускаются велеречивые проповедники в рясах католических попов, активно взращивающие в приграничных территориях, принадлежащих ещё славянам, так называемую «пятую колонну». Поскольку добрые и наивные славяне о таком виде агрессии ничего не знали, то захват и приграничных территорий, и самих славян становился лишь вопросом времени. Для формирования «пятой колонны» повсюду создавалась особая, униатская, церковь, в которой под видом заботы об удобстве верующих богослужение проводилось как по католическому, так и по православному канону. По прошествии 50 или 60 лет каким-то чудесным образом католиков в зоне влияния такой церкви вместо 5-10% оказывалось 85-90%. После этого остаткам православно верующих приходилось просто-напросто бежать со своей родины перед угрозой физического уничтожения. Потом наступала очередь славян, имевших неосторожность принять католичество. В этом отношении весьма показательная история славян-поляков, которые, как известно, сплошь католики. Немцы не успели их физически истребить и они сохранили территорию своего проживания лишь благодаря очень трудной победе над Ливонским орденом объединённых сил славян в битве под Грюнвальдом в самом начале XV века.
И.И. Тёрох технологию «ползучей интервенции» хорошо показал, указав при этом и на её лингвистическую составляющую, когда для разобщения славянского населения немцами разрабатывались искусственные языки типа «украинской мовы». На неё немецкие кайзеры не жалели денег. На разработку «мовы» и обособленной от русской истории «украинской истории» в числе прочих положил свою жизнь «шестёрка» немецких кайзеров киевский профессор Михаил Грушевский, автор многостраничной «Киевской Руси» (СПб., 1911). И.И. Тёрох эту личность упоминает.

Не менее детально лингвистическую составляющую немецкой диверсии против Руси-России разоблачает профессор Киевского университета Иван Алексеевич Сикорский в своей статье «Русские и украинцы. Глава из этнологического катехизиса», которая в СССР также не издавалась. Эта весьма важная в понимании глубинного смысла происходящих в современной Украине процессов статья была включена в сборник публикаций И.А. Сикорского под названием «Физиология нравственных страданий» (СПб., «Потерянные ключи», 2007). Сборник издан редакцией газеты «За Русское Дело».

В феврале 1913 г. И.А. Сикорский о понятиях «Украина», «украинцы» писал:

«Термины эти … являются по своему происхождению плодом административного, а не научного творчества. Южную Русь с XVII века стали официально называть то Украиной, то Гетманщиной, то Малороссией, а в последнее время Южной Россией. Этнографический термин «украинцы» за отсутствием самого объекта, т.е. этнографически особого народа, не имеет основания существовать, а обозначение территории именем «Украины» потеряло свою первоначальную административную надобность, а потому самый термин представляется бесполезным, подобно наименованию «Священной Римской империи» или «Московского государства». Если о чём может быть речь, то разве о праве учёного историка называть народ тем именем и тою кличкою, какой сам народ за собой не признаёт. Отчего тогда не ввести, как предлагает с полемической иронией Костомаров, терминов: хохол, кацап, Джон Буль и т.п.» (стр. 59-60).

С подленькой мыслишкой как можно больше нагадить русским через оккупированные немцами территории и на немецкие деньги в 1917 г. (во время Первой мировой войны) в запломбированных вагонах в Россию отправляется «подарок» кайзера – «ленинская гвардия» революционеров. На проведение своей революции В.И. Ленин и его соратники имели в карманах доверенности на получение немалых сумм в немецких (или подконтрольных немцам) банках столицы Российской империи.

Так спасёна ли «немецкая раса от неминуемой гибели» в результате поражения Германии во Второй мировой войне? И.И. Тёрох не уточняет, о чём тут речь: имеется в виду численность немецкого народа или его воинственный дух? От полного физического истребления немцев предостерёг И.В. Сталин. Но вот воинственный дух немцев, похоже, сломлен. Сломлен навсегда. Причём не славяно-русами, хотя исторически они, казалось бы, имеют на это все права, а собратьями немцев по их устремлённости на Восток – западноевропейцами. Здесь пора указать на тщательно замалчиваемое, то тем не менее имевшее место быть страшное преступление в отношение немцев, совершённое западноевропейцами во время Второй мировой войны. Это – операция ««Огненный шторм» как главный инструмент денацификации».

«…доктрина бомбовой войны против мирного населения была сформулирована ещё во время Первой мировой войны британским маршалом авиации Хью Тренчардом. Он утверждал, что жилые районы противника должны стать естественными целями, поскольку промышленный рабочий является таким же участником боевых действий, как солдат на фронте.

Основной бомбардировщик британских ВВС Lancaster был разработан именно для нанесения ударов по городам. Специально под доктрину тотальных бомбардировок в Великобритании было создано и самое совершенное среди воюющих держав производство зажигательных бомб. Наладив их производство в 1936 г., к началу войны британские ВВС располагали запасом в 5 000 000 таких бомб.

Логика вполне ясна: немецкие города были крайне восприимчивы к огню. Дома были преимущественно деревянными, чердачные перекрытия – это готовые загореться сухие балки. Если поджечь в таком доме чердак и выбить окна, то возникший на чердаке пожар будет подпитываться кислородом, проникающий в здание через выбитые окна, – дом превратится в огромный камин. Превращение в печь целого города получило название «огненного шторма» (http://www.iraq-war.ru/article/182029 // Бомбовый холокост. «Русский Вестник» №4, 2009).

О трагедии культурного центра Германии Дрездена, полностью стёртого с лица земли вместе с его жителями и укрававшимися в нём мирными беженцами англо-американской авиацией, многие уже знают. Но не все знают, что были также полностью уничтожены вместе с жителями старинные немецкие города: Любек, Кёльн, Гамбург, Бинген, Дессау, Кемниц, Штутгард, Магдебург, Вюрцбург, Хильдесхайм, Падеборн и мн. др.

«Объяснение этому «странному» вандализму достаточно простое: британцы в отличие от Сталина, заявившего, что «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остаётся», уничтожали не нацизм (который, как мы видим, был вполне им созвучен), а именно Германию, её корни, её историю, её культуру, её менталитет. Они старались превратить остатки немецкого народа в деморализованное запуганное стадо без родины и традиции, которое можно будет гнать куда угодно. С помощью своих бомбардировщиков они осуществили лоботомию германской нации.

Известный западный аналитик Йорг Фридрих указывает на это вполне однозначно:

«В один момент я задумался, а что произошло с библиотеками? Тогда я поднял профессиональные журналы библиотекарей. Так вот, в профессиональном журнале библиотекарей, в выпуске 1947-1948 гг., было подсчитано, какой объём книг, хранившийся в библиотеках, был уничтожен и какой спасён. Я могу сказать: это было самое большое сожжение книг за всю историю человечества. Огню были преданы десятки миллионов томов. Культурное сокровище, которое создавалось поколениями мыслителей и поэтов.

Американцы пришли к выводу, что, хотя бомбёжки не сыграли серьёзной роли для военного поражения Германии, характер немцев, это было сказано ещё в 1945 году! – психология немцев, то, как немцы ведут себя, – существенным образом изменился. …Бомбы по-настоящему взорвались не в настоящем. Они уничтожили не дома и не живущих тогда людей. Бомбы взломали психологическую основу немецкого народа, сломали его культурный хребет. Теперь страх сидит в сердце даже тех людей, которые не видели войну»» (Там же).

От народов мира скрывается правда и о судьбе немцев в первые послевоенные годы. Например, в последние дни войны польское правительство по указзке англо-американцев организовало для немцев лагеря смерти, в которых садистски и методически убивали тысячи немцев, включая немецкую молодёжь за её участие в «гитлер-югенде». За каждого выданного немца польское правительство платило 200 долларов.

К примеру, вот что творили с немцами в лагере в Свитохловице, который в 20 км от Катовице:

«Число убитых было колоссальным, но в живых оставались ещё тысячи немцев, для которых выдумывали всё новые пытки. Так, немца подводили к собачьей конуре, и если он не кричал «гав, гав», его жестоко били. На перекличках надзиратели заставляли немцев избивать друг друга. Морель (главный надзиратель) натренировал собак впиваться зубами в половые органы заключенных по команде «Сик!». Другая типичная пытка Мореля – заключённого привязывали под медленно капающую на голову холодную воду и держали до тех пор, пока тот не умирал.

Немцы в Свитохловице пытались сообщить о зверствах в концлагере внешнему миру. Одному немецкому юноше удалось бежать, но его поймали и перед строем измолотили железными прутьями в бесформенные куски мяса» (Журнал «Jew Watch» («Надзор за жидами») №35, США // «За Русское Дело» № 11/43, 1996. Перевод с английского).

Кроме того, во многие поколения немцев вбит комплекс национальной неполноценности «по линии» вины за «холокост» евреев. Если кто-то из них скажет, что миф о 6 000 000 погибших в немецких газовых крематориях евреев – это самый крупный политический шантаж ХХ века, то сразу же угодит в тюрьму. Огромную компенсацию за «холокост» евреев немцы покорно выплачивают вот уже 60 лет. Надо полагать, будут выплачивать ещё столько же лет…

На протяжении многих и многих столетий немцы рыли яму славяно-русам. Однако воистину неисповедимы зигзаги истории, если в конце концов они сами же в этой яме и оказались…

Олег ГУСЕВ

Источник



Оставить комментарий