Наши дела

За нашу гордость - наших предков. Акция 9 МАЯ 2012
День Победы - это праздник памяти и радости. Мы славили память наших предков и приобщали молодёжь нашими открытками интересоваться историей. Акция, занявшая чуть более трёх часов, прошла очень успешно... Подробнее

Книжная выставка в Киеве 10-13 ноября 2011г.
С 10 по 13 ноября в Киеве проходила 14-я международная книжная ярмарка. Это уже вторая выставка в этом году в Киеве, на которой издательство «Митраков» представляет публике уникальные книги русского учёного Н. Левашова.. Подробнее

Бигборд на ст. метро Олимпийская с 27.10.11 - 27.11.11
С 27 октября повесили наш плакат сроком на один месяц. Висит он на стене – в направлении метро Оболонь! Посередине перона. Все желающие могут воочию убедится или просто полюбоваться сами. Подробнее

Книжная выставка-ярмарка в Киеве 7-10 апреля 2011г.
В море интеллектуального обмана, захлестнувшем всю планету, недавно появились книги, несущие людям чётко и понятно сформулированную правду о законах природы, о зарождении жизни, о нас с вами и нашей. Подробнее

Бигборд на ст. метро Лесная
Усилия и средства одного человека сравнимы с маленькими речушками и ключами бьющими сами по себе, обособленно. Но если они решают объединить усилия и создать реку, то получается мощный стремительный поток сметающий Подробнее

Акция 9 мая. Мы помним великие победы! 2011г.
Уважаемые господа! Приглашаем Вас присоединится к проведения дня победы и великого праздника “9 мая” Подробнее

Родина-мать зовёт! Акция 9 мая 2010г.
Утром, 9 мая, по Крещатику к площади Независимости прошел парад военной техники времен Великой Отечественной. В марше приняли участие и ветераны, и молодежь, и дети, которые несли цветы и воздушные шары и портреты героев войны… Подробнее

Прошлое, Русская культура

Конспект Наследия (Прошлого) ДРЕВНЕЙ РУСИ

1. Начало истории древней Руси уходит в глубокую древность. Уже с первых веков нашей эры мы находим на землях, занятых восточными славянами, последовательный ряд материальных культур, переходящих почти без перерывов в культуру Руси, уже зафиксированную историей.

Если и имеются некоторые лакуны в археологических данных, то они быстро исчезают, и общая тенденция в накоплении материала в этом направлении совершенно ясна.

Можно спорить о последовательности, времени, взаимоотношениях этих культур, но что в первые века нашей эры на среднем Днепре, верховьях Днестра и Буга сидели славяне, бесспорно.

2. Начало писаной истории Руси должно относить и концу VIII века. С этого момента история даёт чёткий ряд событий без больших пропусков, называя имена, места, рассказывая о событиях и датируя их. Самое раннее точное известие о «русинах» относится к 477 г.: нападение их на город Юваву, ныне Зальцбург.

3. Указать хотя бы приблизительно дату начала Руси не представляется возможным потому, что было две Руси: южная, Киевская, в области Днепра и Днестра, и северная, Новгородская, в области Ладоги и Ильменя. Первоначально они были изолированными друг от друга, и их писаные истории – в различной степени сохранности. Правильнее будет рассматривать оба государства отдельно до момента, когда они слились при Олеге в один общий поток.

4. Писаную историю и Новгородской, и Киевской доолеговской Руси можно проследить вглубь до конца VIII в., однако и из предшествующих веков имеются изолированные сведения об их истории, связать которые вместе пока не представляется возможным. Однако не утеряна надежда, что найдутся промежуточные звенья, и начало их историй будет сдвинуто ещё далее вглубь веков.

В сущности этого ещё никто не делал. С опубликованием этой работы могут быть начаты вполне обоснованные и осмысленные поиски. Не искали, так как были убеждены, что искать нечего.

5. Интереснейшую страницу доаскольдовой Руси открывает недавно найденная «Влесова книга» – летопись, написанная языческими жрецами. Текст до сих пор полностью не опубликован и не прочтён, не исследован в отношении достоверности. «Влесова Книга» уводит нас во времена по крайней мере лет за 300-400 до Аскольда. Есть даже даты, и их предстоит перевести на наше времяисчисление.

6. Уже первые известия писаной истории застают обе Руси в виде вполне сформировавшихся государств с их собственными династиями. Они заключали наступательные и оборонительные союзы, различные договоры, воевали, мирились и т.д. В Новгородском государстве отмечено восемь поколений великокняжеской династии до князя Буривоя.

В обоих случаях это далеко ушедшие вперёд государства с высокой материальной культурой, с собственными, достаточно развитыми ремеслами, с международной торговлей. Восьмой век, по-видимому, мало отличается в этом отношении от девятого.

Представления Шлёцера и других о том, что восточные славяне VIII и IX вв. были дикарями, жили подобными зверям и птицам, с точки зрения современной науки просто абсурдны, исключительно невежественны.

7. Новгородская Русь в конце VIII в. в лице князя Буривоя отстаивает свою самостоятельность в стычках с варягами, по-видимому, скандинавами. Варяги всё же захватили Новгород, и Буривой бежал на границу своих владений. Этот-то момент платежа дани варягам новгородцами и отмечен, надо полагать, первым русским летописцем.

Новгородцы, однако, недолго терпели скандинавов. Выпросив у Буривоя его сына Гостомысла, они подняли восстание и прогнали варягов. Это летописью и отмечено. Началось долгое и славное княжение Гостомысла.

8. Нестор умолчал об этом княжении, лишь упомянув сам факт. И можно понять почему: он писал летопись южной, Киевской, Руси, и история северной его не интересовала. Это уводило его в сторону от задач, поставленных перед ним церковью. Это видно из того, что первым князем на Руси он считал Олега. Рюрика русским князем он не считает, ибо Новгород тогда русским не назывался, а назывался «словенским». Возможно, Нестор и вовсе не упомянул бы Рюрика, если бы не его сын Игорь: нельзя было не сказать, кто был его отцом.

9. К концу жизни Гостомысл потерял всех четырёх сыновей, и возникла проблема престолонаследия. Выбор его пал на Рюрика, внука от средней дочери Умилы, бывшей замужем за одним из западно-славянских князей-варягов. Желание его в виде сна-предвещания стало известно всем и было встречено благожелательно.

По смерти Гостомысла начались, тем не менее, неурядицы, закончившиеся соглашением северных племён о выборе общего князя. Колебались между следующими предложениями:

а) избрать князя из своей среды,

б) пригласить от дунайских славян,

в) из Киева, от полян,

г) пригласить из хазар,

д) избрать князя из западно-славянских князей-варягов.

Одержало верх последнее предложение – исполнилось желание Гостомысла, и восстанавливалась старая славянская династия, но по женской линии.

10. Теперь уже нельзя сомневаться в следующем:

а) призвание варягов — безусловно исторический факт, подтверждаемый тремя независимыми источниками: русской христианской летописью Нестора, Иоакимовской летописью, мекленбургским преданием (см. ниже);

б) «варягами» летописец называл не только скандинавов, но и вообще жителей западной части Балтийского побережья, в их число входили и западные славяне. То, что посылали за князем не к шведам, не к норвежцам и не к готландцам явствует из летописи совершенно ясно – речь могла идти только о западных славянах;

в) имена Рюрик, Синеус и Трувор, как мы показали, славянские имена. То, что матерью Рюрика была дочь Гостомысла, зафиксировано Иоакимовской летописью;

г) в 1840 г. француз Marmier записал предание города Мекленбурга, в котором рассказывалось о том, что у славянского князя Годлава, предводителя славян-ободричей, было три сына Рюрик, Синеус и Трувор, которые отправились на Русь и стали там княжить. Это свидетельство француза, не имеющего никакого отношения к спору о призвании варягов, показывает, что и по отцу Рюрик был славянин. Получается, что «призвание варягов» отмечено дважды: в русской летописи, то есть в стране, куда пришёл Рюрик, и народным преданием в Мекленбурге – в стране, откуда пришёл Рюрик. Напомним, ни один источник – письменный ли или сохраненный народной памятью среди народов германского корня – о призвании варягов ничего не говорит. И это понятно: призвание касалось славянских, а не германских племён. Отстаивать норманскую теорию теперь может только обскурант (т. е. враг просвещения и науки, мракобес. – Изд. ).

11. За 17 лет своего княжения – сначала в Ладоге 4 года, потом в Новгороде – Рюрику удалось консолидировать племена северной Руси. В Новгороде пришлось применить и силу. Вожак Вадим Храбрый и другие были убиты, некоторые новгородцы бежали в Киев подальше от режима Рюрика, показавшегося им рабством. Понятно, что Рюрик принёс с собой и методы управления, усвоенные им при менее демократическом государственном строе у славян центральной Европы.

Рюрику удалось помочь Киевской Руси в освобождении от ига хазар, — он послал им на помощь Аскольда, но слияния Новгородского и Киевского государств тогда не произошло.

12. Смерть захватила Рюрика в момент, когда его сын Игорь был ещё ребёнком, носимым на руках. Регентом северной Руси стал Олег, норвежец, дядя Игоря по матери, которая была норвежской княжной. Так как Олег был воеводой у Рюрика и вместе с тем осуществлял фактически княжение в государстве, разные летописи называют его то воеводой, то князем.

Получив известие, что киевляне недовольны Аскольдом (из-за его христианских симпатий, надо полагать), Олег отправился в поход на юг, захватив с собой малолетнего Игоря как материальное доказательство своих прав на княжение. Аскольд был предан киевлянами и убит, а Олег без боя занял Киев.

Затем Олегом был совершён шаг огромного значения — он перенёс столицу объединенного восточно-славянского государства в Киев. С этого момента северная Русь начала постепенно принимать на себя имя «Русь» («от варяг бо прозвашася Русь»), этот момент и по сути, и формально и есть начало той Руси, которую мы знаем по нашей летописи. Основателем этого объединённого государства оказался совершенно случайно норвежец Олег по причине малолетства Игоря. Вот единственное зерно истины во всей норманской теории, но не надо забывать, что пребывание на троне инокровного князя не означает, что страна, откуда происходит этот князь, определяет ход развития, культуру и организацию данного государства, — русская культура, русское государство создалось своими, восточно-славянскими или по более простой терминологии, русскими руками.

13. Слова «Русь», «русин» пришли с юга и затем распространились до Белого моря. Есть все основания думать, что они появились на среднем Днепре уже в исторические времена откуда-то с юга. Во всяком случае в 477 г. известный Одоакр, властитель Рима, был в тоже время и «гех ruthenorum». Память об этом сохранялась в народе ещё во времена Богдана Хмельницкого, ибо он, обращаясь к народу с призывом подняться против Польши, считает Одоакра прямым предком казаков.

Принимая во внимание существование среди центрально-европейских и южных славян предания о Чехе, Лехе и Русе, мы можем предположить с известной вероятностью, что «Русь» как имя государства произошло от имени предводителя народа наподобие: по имени Итала – Италия, по имени Эллада – древняя Греция, отсюда «эллины», по имени Пелопса – Пелопоннес и т.д., чему мы имеем сотни примеров в истории вплоть хотя бы до Америго Веспуччи, давшего имя Америке. Самое же имя Рус, вероятно, является просто кличкой — он был рус, то есть обладал русыми волосами.

14. Объединив силы Новгородской и Киевской Руси, Олег быстро подчинил себе почти все остальные племена восточных славян и близких им угро-финских и, собрав огромное войско, совершил в 907 г. удачный поход на Византию. Договором 907 г. были восстановлены мирные отношения и определены условия дальнейшего существования. Однако в 911 г. был заключён и другой весьма обстоятельный договор, на этот раз уже исключительно касавшийся мирных отношений и регулирующий их по всем сторонам их взаимоотношений.

Всё это время Игорь оставался в Киеве. В 911 г. Олег устроил брак Игоря с псковитянкой Ольгой из рода Гостомысла, его родственницей. Славянское имя её было Прекраса.

Олег умер, по-видимому, во время поездки своей на родину на старости лет.

15. История Киевской доолеговской Руси протекала совершенно иначе и изолированно от скандинавов. Она была более бурной, нежели история северной Руси. На севере политическая ситуация была проще. Там соседи Руси находились на уровне главным образом охотничьего хозяйства и серьёзной опасности для новгородских «словен» не представляли.

Какую-то роль могли играть скандинавы, но она была временной, незначительной и поверхностной.

На юге Русь в течение веков была под экономическим и культурным влиянием Византии и отчасти Рима. Кроме того, почти каждое столетие новая волна пришельцев с востока резко изменяла положение в Причерноморье и косвенно влияла на Русь.

Если государственность и зародилась на юге раньше, чем на севере, однако линия её развития более прерывиста. Русь (так скажем) создавалась здесь и распадалась множество раз, ибо волны пришельцев бывали подчас огромной силы. Отсюда и отсутствие сплошной линии развития государства на юге.

Киевская Русь, по-видимому, стала называться Русью здесь не искони, а по какому-то племени русинов, подошедшему с юга и захватившему полян с их Киевом. Мы имеем свидетельства, что уже в первой половине VII в. южная Русь распространяла своё влияние даже на далекий Каспий. Властитель Дербента Шахриар в 644 г. определенно говорил, что русы и хазары это два главных его врага и что русы «враги всему миру» (подразумевается – арабскому).

Если сообщение Феофана истолковано верно, а это, по-видимому, так, то мы застаём в 774 г. Русь уже в известных отношениях с Византией.

В первой половине IX в., в 839 г., Русь заключает договор с Византией о дружбе, причём послы её принимаются с большой предупредительностью и почётом. Этот факт в русские летописи не попал, но зато упомянут западноевропейскими хрониками.
Когда южная Русь попала под политическую зависимость от хазар — не уточнено. По всей видимости, она была не очень долгой и в значительной степени номинальной. Всё сводилось главным образом к платежу дани. Есть данные, указывающие, что южная Русь обладала достаточной автономией: воевала и заключала мирные договоры, вовсе не вовлекая в них Хазарию. Вернее всего Русь просто откупалась от своего соседа, то есть делала то, что практиковали Византия и Рим.

Сергей Лесной. Отрывок из 7 тома «История «руссов» в неизвращенном виде». Париж, 1958 г.

http://zrd.spb.ru/zrd/2011/zrd_02-163.htm



Оставить комментарий